Плеточно-палочное правосудие

В Интернете распространяется видео самосуда над двумя заподозренными в безнравственности девушками — жители кишлака в Ферганской долине Узбекистана «уличили» их в занятии проституцией. Мужчина средних лет избивает их палкой. Экзекуция происходит на глазах многочисленных зрителей, которые возгласами выражают одобрение наказанию. Видео вызвало оживленные дискуссии. Причем, и среди узбекистанцев,  пользующихся Интернетом, нашлось немало людей, согласившихся с таким наказанием нарушительниц моральных устоев.

Отметим, что Ферганская долина, пожалуй,  самый религиозный район  Узбекистана. Большинство замужних женщин носит здесь хиджаб (платок, прикрывающий не только волосы, но и шею),  и  даже среди молодежи немногие девушки  отважатся появиться на улице в европейской одежде.  Более того, в таких городах, как Наманган и Маргилан даже салоны маршруток негласно разделены на женскую и мужскую половину. Тем не менее, из-за катастрофического падения уровня жизни проституция в долине процветает. Так, почти в каждом городе есть улица, где «мамы Розы» содержат публичные дома.  Например, наказанные девушки якобы  работали  в одном из домов терпимости на улице Бабушкина в Коканде,  и, видимо, поехали оттуда на «гастроли» в ближайший поселок. Ну, а поскольку «падших женщин»  милиция не наказывает, а наоборот — опекает, то возмущенные местные жители решили их немного «поучить».

Впрочем, достается не только за подобного рода безнравственность. Как утверждает  узбекская служба радио «Озодлик», в последнее время в социальных сетях появляется много видео со сценами самосуда, где узбекистанцы наказывают, например, за воровство или гомосексуализм. Радиостанция упоминает видеоролик, в котором несколько узбекских женщин с восточной изощренностью «приводят в исполнение приговор» в отношении уличенной в краже мобильного телефона. Подробности опустим.

Подобные способы борьбы за «поддержание правопорядка» далеко не новы для Ферганской долины. Еще в 1991 году в Намангане действовала исламская милиция «Адолат». Девушкам, обвиненным в безнравственном поведении «исламские стражи» брили головы наголо и возили, посадив на ишака задом-наперед по городу. Воров же публично били палками в мечетях. Интересно, что многие наманганцы с тоской вспоминают о тех временах, так как в результате столь крутых мер преступность в городе фактически  была искоренена.  В первое время президент республики Ислам Каримов смотрел на деятельность адолатовцев сквозь пальцы, но когда  он понял, что больше не контролирует ситуацию в  городе, движение было разогнано. Адолатовцы  бежали сначала в Таджикистан, а потом в Афганистан. Именно члены этой организации и создали ныне  воюющее в Афганистане, но периодически наведывающееся и на родину грозное Исламское движение Узбекистана.

Идет борьба  за «мусульманскую нравственность»  и на Северном Кавказе.  Так, воюющие с Кремлем сепаратисты одновременно считают себя и «санитарами общества». Они регулярно  нападают на так называемые «сауны» (именно в одной из таких были расстреляны несколько лет назад российские  солдаты в Буйнакске), а также взрывают винные магазины. В недолгий  период существования де-факто независимой Чечни,  между первой и второй войнами, в республике  практиковались публичные казни, а уж порки мелких нарушителей стали просто  заурядным наказанием.

«Чеченский народ не понимает римское право. Только суды по законам шариата могут обуздать неуправляемую массу вооруженных людей. Поэтому ислама  бояться не надо»,  – убеждал меня в те дни идеолог чеченских сепаратистов Мовлади Удугов.

Можно было бы подивиться «дикости исламских нравов», однако сегодня подобные методы  начали весьма активно внедряться и в исконно православных землях бывшего СССР. О «столбах позора» в самопровозглашенных «республиках» Донбасса, например, к которым привязывали и тут же избивали заподозренных в сотрудничестве с украинской армией писали уже достаточно много. В казачьих формированиях «Новороссии» «борются» за дисциплину при помощи плетки. Ну, а на Украине «народная люстрация», как известно, зачастую не ограничивалась для наказуемого только погружением в мусорный бак или обливанием зеленкой: к некоторым применялись и меры весьма ощутимого физического воздействия, если «товарищ не понимал».

Популярный командир ополченцев Алексей Мозговой на контролируемых им территориях хотел запретить девушкам бывать в ресторанах, потому как это не к лицу православной «хранительнице очага». Правда, потом он сам утверждал, что этот запрет носит в общем-то «рекомендательный» характер.

Тот же Мозговой пошел еще дальше, организовав «народный трибунал», рассмотревший дело двух насильников, одного из которых большинством голосов (а «присяжными» в данном случае выступили, кажется, около двухсот человек) присудили к смертной казни. Правда, справедливости ради, надо отметить, что какое-то следствие и заслушивание дела все же при этом было. Приговор, кстати, в исполнение не привели и, скорее всего, вряд ли приведут. Как сказал сам Алексей Мозговой в интервью «Новой газете», «суд проводился не столько для того, чтобы узнать, расстреливать ли человека, сколько для того, чтобы понять, какие проблемы, какие тонкости сейчас в обществе происходят, над чем необходимо работать».

И многие местные полевые командиры ДНР и ЛНР согласны с тем, что привычными «европейскими методами» преступность здесь устранить просто невозможно.  Так же, кстати, считали и в Калифорнии, откуда я пишу эти строки, правда, это было еще в середине 19 века. Тогда местные авантюристы и золотоискатели практически искоренили здесь преступность, вешая злоумышленников на площади  после публичного голосования.  Однако, уместно ли действовать также, как в середине девятнадцатого века в начале двадцать первого, даже если всерьез считать, что некоторые регионы СНГ еще по-прежнему живут в средневековье?

В сегодняшней России практика таких «народных судов» не применяется, хотя… В начале 90-х возрождающееся российское казачество активно внедряло публичные  порки провинившихся плетью.  Потом это дело как-то заглохло, хотя в позапрошлом году «Российская газета» описывала случай, как 32-летний казак из станицы Успенской в Краснодарском крае получил одиннадцать плетей. Причем, «всего навсего» за то, что в пьяном виде нахамил проводнице, «хватая ее за грудки», и не захотел извиняться.

Игорь Ротарь

Источник: rosbalt.ru

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *